Sljusarev1988

Александр Слюсарев начал фотографировать в 1958 году, когда отец подарил ему дальномерный фотоаппарат «Юность». Его первым знакомством с фотографией был журнал «Советское фото», а также фотовыставка «Род человеческий» в рамках американской выставки 1959 года. Слюсарев на нее тогда не попал, избежав, по его словам, слишком сильного впечатления от выставки эффектной, но плохой, — но она оказала на него большое влияние: в 1962 и 1964 годах он участвовал выставках «Наша молодость», организованных по ее примеру Комитетом молодежных организаций. В КМО молодой Слюсарев, ещё ходивший в школьной форме, познакомился с фотографами, уже работавшими в редакциях, такими как Ахломов, Алёшкин, Резников и Жибин. Там же он вступил во «фракцию формалистов», которые определяли «формализм» как главенство формы, а не литературного содержания. В 1979 году А. А. Слюсарев участвовал в прибалтийском фотофестивале в Дзинтерземе («Янтарный край»), после которого его имя стало символом «московской» школы художественной фотографии. Слюсарев рассказывает, что на выставке в Шауляе он представился как один из основателей московской школы фотографии, а в следующем городе его уже встречали как «Отца русской фотографии». В фотографических кругах, а теперь и среди поклонников, его называют Сан Саныч, а подписывается он часто анаграммой ССС.

Александра Слюсарева называют фотографом теней, бликов и отражений. Для фотографа они играют более важную роль, чем собственно поверхность предметов. Слюсарев говорит, что это вполне естественно, потому что на самом деле предмет многообразен: в нем столько аспектов, сколько ты сам захочешь в нем увидеть. В частности, тень и блик обладают тем же самым изначальным визуальным значением, которым обладает и сам предмет. Слюсарев считает, что самый важный сюжет, возникающий в его работах, — городское пространство. Он придумал понятие «плоский пейзаж». Сформулировал он его, давая название конкретному снимку, но этот тип изображения был и в более ранних работах: пейзаж без линейной, диагональной перспективы. В снимках Слюсарева можно видеть расширение жанра натюрморта. Вещь в них, как и в натюрморте, оказывается символическим предметом. С той, однако, разницей, что смысл этого символа остается неясен. И это не «забытый» смысл старинных натюрмортов, и не коммерческий смысл натюрмортов рекламных, а ещё не открывшийся нам смысл реального жизненного окружения. По словам Слюсарева, он ищет характерные вещи, предметы, ситуации — то, что видит каждый — и пытается подать их. Александр Раппапорт пишет, что тайна привлекательности этих снимков не только в техническом совершенстве — нюансы и контрасты черного и белого, прорисовка нежнейших фактур, контраст линейной остроты и фактурной мягкости — но и в особенностях фотографической передачи времени, которое у Слюсарева дано в очень сложной и редкой форме единства монументального и моментального. Предметные ситуации, ракурсы здесь часто столь же моментальны, сколь и само время экспозиции — это всего лишь миг в потоке времени. Но композиции, построенные на уравновешенном сочетании горизонталей и вертикалей — монументальны как нечто вечное и неизменное. Контраст этих временных форм придает самым заурядным фрагментам нашего предметного мира значительность, к которой мы не привыкли. Сам автор определяет фотографию, которой занимается, как аналитическую, то есть для него информация о конкретном моменте не важна, а важна информация о состоянии этого момента.

www.sliussarev.com

 

© 2017 Фотоклуб "Таймыр"
Rambler's Top100